Роман Коноплев о политической «крыше» молдавской олигархии